21 сентября 2018 года на 88 году ушёл из нашей жизни Юрий Константинович Горелов

Горелов Юрий Константинович председатель научной комиссии НКП РКФ ОРК САО в 2002-2003 годах

А. Лабунский "Собаки Средней Азии"

ПРЕДИСЛОВИЕ

В середине 70-х годов, когда я, уже имея определенный стаж в собаководстве, решил серьезно заняться "среднеазиатами", литературы по этим собакам практически не было. В действующем тогда стандарте на среднеазиатскую овчарку много было неувязок, "белых пятен". Похоже, составители стандарта избегали конкретного описания многих статей экстерьера, так как сами были или недостаточно компетентными или недостаточно изучили в полном объеме многообразный аборигенный собачий мир в громадном среднеазиатском регионе, который по своим территориальным, климатическим и географическим данным превосходит многие зарубежные государства вместе взятые. Лишь только в книге, как я считаю, самого крупного кинолога СССР (ныне покойного) А.П. Мазовера "Племенное дело в служебном собаководстве", даны были описания, характерные особенности и минимум информации о биологии этих животных. И то, после первых моих поездок в Среднюю Азию, некоторые описания из этой книги, как я убедился воочию, оказались неточными. Коснусь одного важного момента. Считается, что должен существовать горный и пустынный. Горный – тяжелый, мощный. А пустынный – более легкий, высоконогий и мобильный. Горный тип – с богатым шерстяным покровом, а пустынный (равнинный) – короткошерстный. Здесь и допущена первая ошибка. Пустынный – это и равнинный. В равнине, может быть, и преобладают короткошерстные собаки. Но это относится к кавказским овчаркам. И большая ошибка переносить это на "среднеазиатов".

В Среднюю Азию (Узбекистан, Таджикистан, Туркмения, где я был) большинство отар, и собаки вместе с овцами, мигрируют. Летом в горы, а зимой в равнины. Поэтому строго разграничить на горных и равнинных очень сложно… И только незначительная часть собак Средней Азии все время находится с отарой в пустыне (как, например, в отдельных районах Чарджоуской и Марыйской областях) или в горах (например, в Копет-Дагских горах). И даже среди так называемых чисто пустынных собак я встречал много длинношерстных, а среди горных собак – с умеренной и даже короткой шерстью. Среди пустынных собак экземпляров грубого типа конституции (с элементами даже сырости) я встречал не меньше, а, может быть, даже больше, чем среди горных. В горах поменьше ростом более подвижные собаки встречаются чаще, чем в равнинных, пустынных районах.

В своих поездках в различные район Средней Азии я часто менял компаньонов специально для того, чтоб больше людей были свидетелями несоответствия тому, что написано и принято, тому, что в действительности имеется в Среднеазиатском регионе. Итак, первое – это в отношении горных и пустынных (равнинных) типов. Второе. В стандарте уничтожающе (для всех других) разрешается только грубый тип конституции. Правда, у А.П. Мазовера в "Племенном деле служебного собаководства" описывается среднеазиатская овчарка как собака крепкого и грубого типа, т.е. описываются два типа конституции. Но ведь чисто выраженных типов конституции практически не бывает. Значит, можно предположить наличие и крепко-сухого типа и грубо-сырого. Позволительно спросить – какая ж это может быть порода? И может ли вообще одна порода иметь среди своих представителей почти все типы конституции? От крепко-сухих до грубо-сырых? Собаки культивируются разными народами, с разной культурой и бытом. Хотя много общего у мусульманских нардов, но все же особенности свои есть. Разные климатические, географические условия. Разные направления и особенности использования собак. И такой громадный регион. Сама логика, здравый смысл подсказывают, что должны быть и отдельные породы. В чем я убедился после нескольких поездок в различные районы. В этом убедились и мои компаньоны, которые были не новичками в собаководстве. После 5-7 лет поездок в Среднюю Азию, с целью изучения и ознакомления с аборигенными породами, я с определенной уверенностью стал утверждать, что в средней Азии существуют отдельно несколько пород. О своих наблюдениях я говорил на областных, республиканских семинарах по собаководству, но…

 

В те времена В.Н. Зубко (главный ветврач РАФСР) редактировал журнал-ежегодник "Клуб служебного собаководства". Мне предложили написать статью об "азиатах" для этого журнала. Путевые заметки я делал всегда. Опрашивал чабанов, записывал интересное, делал фотографические снимки. К сожалению, я слабый фотолюбитель, и ценных фотографий оказалось мало. Написал я свои заметки и соображения по заказу для "Клуба служебного собаководства". Но назвал статью "Собаки Средней Азии", подразумевая уже в названии разных собак, т.е. разных типов и пород. Но статью мою, как тогда водилось, откорректировали до такой степени, что она потеряла смысл - разнотипность и разнопородность. Долго писалась, корректировалась и вышла в "Клубе служебного собаководства" только в 1990 году. Тогда я не успокоился и поехал в Москву к Зубко дать ему почитать свои записи. Прочитал Валериан Никитович и сказал, что работа проведена большая и интересная, но кто вы такой, чтоб так смело и категорично утверждать? Мне стало очень грустно от слов номенклатурного дедушки. Какая разница, что я – физик по образованию? Но ведь и собаковод с большим стажем. Ведь был же прецедент, что монах Мендель открыл законы генетики. После встречи с Зубко я опять собирался в поездку по Средней Азии. Валериан Никитович дал мне примерный перечень вопросов (т.н. вопросник), о чем я должен был опрашивать чабанов. Среди них был и очень непонятный для чабанов вопрос: "Какова эффективность использования собак в труде чабанов"? Гусейнов Гулам, старший чабан колхоза "Тезе-Ел" Байрам-Алийского района долго не мог понять, а потом сказал очень просто и понятно: "Есть собаки – я работаю; нет собак – я не работаю". Вот и вся эффективность. На I Всесоюзной выставке "Отечественные породы", организованной клубом 'Фауна', в 1987 г. и на I Всесоюзной выставке такого же плана, организованной в 1988 г. ДОСААФ СССР, я пытался на семинарах, которые обычно проводятся перед выставками, опять поднять вопрос о разнопородности среди "азиатов" и особенностях горного и равнинного типа, но безуспешно. Решил, что пришла пора успокоиться. Но вот мои московские друзья, среди которых была Наталья Михайловна Карпышева (чудеснейший человек и очень грамотный кинолог), начали просить меня и не давали покоя, чтоб я опубликовал свои наблюдения за 15 лет поездок – экспедиций в Среднюю Азию с целью ознакомления и изучения аборигенных собак. На меня оказывали активное действие с двух сторон. Из Москвы – Н.М. Карпышева, а дома – жена, которая тоже поддерживала Карпышеву и говорила мне, что я часть жизни посвятил " азиатам", заболел в одной из поездок тяжело бруцеллезом, чуть было не расстался с жизнью, что для семьи я был все эти годы потерянный человек. Потому написать о поездках, своих маленьких ежегодных (иногда дважды в год) экспедициях в Среднюю Азию я обязан. И я решился и написал. Полтора года моя рукопись пролежала у Карпышевой в Москве. Затем издали маленькую брошюрку (совместно с Г. Финогеновой по южнорусским овчаркам), издав из моей рукописи малую часть, отредактировав ее на свой взгляд, поменяв даже суть. Я главным вопросом считал разнотипность и разнопородность аборигенных собак Средней Азии. А они назвали – "Среднеазиатская овчарка у себя на родине". То есть вложили иной смысл. А поскольку я не ставил целью описать биологию "азиатов" у себя на родине, то вроде бы, в брошюрке недостаточно осветилась тема ее названия. И естественной была реплика Гусева, что автор, хотя и проделал большую работу, но мало все же осветил жизнь среднеазиатской овчарки в местах их естественной популяции…

 

Н.М. Карпышева – мой друг и чудесный человек. Поэтому я не показал ей своего огорчения, а поблагодарил ее за хлопоты, забрал свою рукопись и фотографии и вернулся в Харьков. Невозможность полной публикации моей работы Карпышева объяснила отсутствием материальных средств. Посоветовала искать спонсора, который поможет издать в полном объеме. В это время уже датчане совместно с узбеками организовали СП по разведению и изучению редких животных Средней Азии. И они, как я и предсказывал раньше, разобрались в богатом многообразии среднеазиатского собачьего мира, определили около 10 пород. И здесь мне стало, как говориться за державу обидно. Сколько лет назад я об этом писал и говорил, но никто должным образом не отнесся к этому. Ведь в своих наблюдениях и выводах я не претендовал на истину в последней инстанции. Главная цель – показать многообразие пород и пригласить к сотрудничеству, провести классификацию. Получается, что только с приходом зарубежных специалистов, мы можем разобраться в своем хозяйстве. Совместное датско-узбекское предприятие "Денис" провело большую работу на высоком уровне, описав подробно много пород. Хотя у них есть спорные моменты в классификации пород.

 

Основываясь на 18-летний опыт знакомства и изучение "среднеазиатов", я думаю, что мой доход и классификация более точная. А именно: разделил сначала на 3 группы – среднеазиатский мастиф, среднеазиатский дог, среднеазиатская овчарка. А затем уже и по породам в этих группах определиться. Хотел свои соображения и записи отправить в СП "Денис". Но, очевидно, много надежд было потеряно ранее. Долго было такое впечатление, что кричал в пустыне и меня не слышали. Первая энергия и боевой запал не беспредельны. Короче говоря, потерял веру, надежду и желание что-либо дальше делать в этом направлении. И здесь меня свел счастливый случай с Игорем Павелько из Днепропетровска, который сначала заинтересовался "азиатами", а затем стал большим поклонником этих удивительных детей Природы, уникальных представителей из далекого прошлого человечества. На этой почве наши отношения переросли в большую дружбу. И когда мой молодой энергичный друг прочитал рукопись, то загорелся большим желанием издать. Меня, уже разуверившегося во всем, он вернул к активным действиям. Своим оптимизмом, неуемной энергией он не давал мне покоя. И теперь уже мне захотелось помочь моему молодому другу издать мои путевые заметки, мою рукопись.