21 сентября 2018 года на 88 году ушёл из нашей жизни Юрий Константинович Горелов

Горелов Юрий Константинович председатель научной комиссии НКП РКФ ОРК САО в 2002-2003 годах

Я несу свою веру по «азиатам»…

Эксклюзивное интервью Ф.И. Болкуновой журналу "АСКА", данное после монопородной выставки в Сергиевом Посаде, где Фарида Исмаиловна проводила экспертизу собак породы среднеазиатская овчарка

Видео версия

Игорь Семенов: Фарида, мне бы хотелось сначала узнать, когда ты собиралась ехать в Россию, твои ощущения, что ты ждала?

Ф. Болкунова: Приглашение от Олега Горбачевского я получила задолго до Нового года и стала готовиться к поездке в Россию. Это первая такая серьезная выставка у меня в России. До этого я на «Фрезере» судила, еще уж, не помню, где-то там в пригороде было. Готовилась, конечно, в основном, я морально. Потому что, часто бывая в России, посещая какие-то выставки, я видела, что, как правило, люди очень негативно принимают судейство. Причем любое судейство. Владельцы выигравших собак остаются довольны, а проигравших очень эмоционально выражают свое несогласие. Так что я была готова к тому, что такой негатив обязательно будет, для меня это не было неожиданностью. Несмотря ни на что, я решила, что нужно попробовать, хотя бы из желания помочь породе.

Основная цель, с которой я ехала в Россию – не раздача призов. Мне было интересно осмотреть поголовье и отметить хороших собак для разведения. Конечно, я понимаю, что эта выставка, может быть, никак не отразится на племенном разведении, потому что ряд других выставок тут же покроют ее результаты, и собаки все равно получат свои «отлично». Тем не менее, я надеялась, что возможно мне удастся сдвинуть какой-то камень. С такими мыслями я и ехала сюда. Самое главное – я хотела изложить свою точку зрения, к чему нужно стремиться, что же нужно породе и как это лучше сделать. Поэтому я была готова к негативному отношению к себе. Но готова и к тому, что я попытаюсь что-то сделать для породы. Вот с такими мыслями я и собиралась на эту Российскую выставку

И.С.: Каково твое впечатление о поголовье, которое ты увидела на выставке?

Ф.Б.: Поголовье настолько разнотипное! О некоторых собаках сложно сказать, относятся ли они к одной породе. Т.е. такая разнотипность собак в породе наводит на мысль о том, что не все в порядке с разведением. С другой стороны, отрадно, что многие заводчики, владельцы питомников у себя в своих маленьких хозяйствах создают хорошее поголовье однотипных собак. Здесь выставлялись собаки, к сожалению, я не помню питомник (они выиграли конкурс питомников и пар), глядя на которых было видно, что это собаки одного питомника. Выставлялся и питомник «Терминал», но там уже была заметна разнотипность и в головах… да и вообще по фенотипу.

Кроме того, я и вне выставки посещала разные питомники. Я, например, хорошо знаю поголовье Л. Рогинской. У нее собаки узнаваемы, т.е. и она добилась однотипности своих собак.

Мне очень понравилось разведение Горохова и выставлявшийся здесь принадлежащий ему кобель, который очень приближен к нашему типу. Очень интересен был кобель из Орла. Многие не поняли, почему эта собака получила «отлично» была поставлена в расстановку, и заняла второе место. Я считаю, что это кобель, к которому стоит присмотреться. Это очень правильно сложенная собака, мощная, гордая, с очень плотными мышцами. Просто приятно на него смотреть, смотришь, и сразу видно, что это «азиат» и при этом «туркмен», и никаких не возникает сомнений.

При подготовке к выставке я для себя решила, что буду жестко судить кобелей и не так жестко, более лояльно, что ли, – сук. Почему? Здесь я поделюсь своими соображениями, хоть и не думаю, вот сейчас все побегут и начнут делать так, как я этого хочу. Я считаю, что к кобелю требования должны предъявляться очень жесткие. В то же время сука, которая является просто типичной «азиаткой», с хорошим кобелем может дать хорошее поголовье. Из этих соображений я очень строго отнеслась к кобелям и гораздо мягче к сукам.

И еще хочу сказать, что когда кобеля ставишь на первое место и даешь КЧК, СС и пр. это должен быть роскошный кобель со всеми породными признаками. Это и великолепные голова, корпус, всеобщая гармония, и такие, казалось бы «мелкие» породные признаки, на которые многие очень часто вообще не обращают внимания - правильно посаженные уши, хорошая губа, мощная переносица, заполненность под глазами, мощная нижняя челюсть, построение плеча, движения. И вот таких собак, которые соответствовали бы всем этим требованиям, я в некоторых классах не увидела. Да – собака на «отлично», но нет в ней шарма, ну, не выдающаяся она, и как ей можно дать «чемпиона» или «кандидата в чемпионы». Да, это отличная собака и оценка ей «отлично», но никак не может она вырваться в чемпионы. В моем понимании – это так.

И.С.: Может быть, все же что-то запомнилось, например, из сук?

Ф.Б.: Мне понравилась одна сука, она прошла третьей в открытом классе. Единственное, что мне в ней не понравилось (иначе я, может быть, поставила ее даже второй) у нее был постоянно опущен хвост. Она похожа на «аборигеночку» - такая ладная, некрупная, с округлыми ребрами, хорошей мордой – великолепная собака. И еще понравилась собака «Терминала» - черно-белая, тоже некрупная. На меня эти две суки произвели очень хорошее впечатление.

И.С.: Теперь хотелось бы прояснить ситуацию с тем, что произошло на выставке. Как ты вообще это восприняла и каково теперь твое мнение о России, которая так себя поставила?

Ф.Б.: Игорь, я тебе скажу так: во-первых, я человек без претензий. Я несу свою веру по «азиатам» и несу ее… Хотят люди – слушают, не хотят – не слушают. Никогда нельзя насильно что-то навязать человеку. Когда я работала в ринге, то видела, сколько глаз на меня обращено, видела, сколько и что люди фотографировали. Например, на одной собаке я показывала, какой должна быть губа. У нее верхняя губа «блином». Я подтянула ее, образовался характерный для среднеазиатской овчарки «карман». Так даже Т.М. Иванова стала тут же это снимать. Т.е. людям нравится получать информацию, людям это интересно – никто, никогда такой информации им не давал. Ни на семинарах, ни где-либо еще, а я многие мероприятия посещала. Кто хочет, кто без амбиций готов слушать, мол, кто такая Фарида, приехала тут «колхозница» из Ашхабада нас уму разуму учить, - так вот – есть люди, готовые учиться, я для них и «вещаю». Остальные – принимайте, как хотите. Но я хочу сказать, что мне никогда не надо угрожать, я никогда никого не боялась, и никогда никого не боюсь. Я боюсь только Бога. Остальное мне не страшно. Что мне могут сделать? Убить? Убейте. Морду набить? Выздоровею.

Во-вторых, многие годы я была в «опале» в России. И первое приглашение я получила от Горбачевского, за что ему очень признательна. И ему, и жене его Ирине за то, что рискнули. Рискнули очень сильно, пригласив меня судить выставку. Потому что сейчас, я думаю, им придется несладко. Их окружение, их «друзья», их сотрудники – многие остались недовольны. И это свое недовольство они сейчас выльют на них. Им сейчас хуже чем мне. Я отсудила, повернулась и уехала – я все равно остаюсь Фаридой. А им труднее, им здесь жить, и им сейчас будут высказывать, мол, ты пригласил, твоя Фарида начудила. А встретили они меня очень хорошо.

Другое дело, что если бы выставка проходила у нас в Туркмении и там была бы такая, как Ягодкина, или такой, как Марков, мы бы тут же приняли меры, мы бы вытащили их оттуда, однозначно и не разрешили бы в таком состоянии присутствовать на выставке. Я считаю, что их поведение – это неуважение к человеку. Они могли бы высказать мне свое мнение в корректной форме, а не в этой хабалистой. Зато мне очень приятно было провести время после выставки и с «бойчатниками» и с не «бойчатниками», среди людей уважительно относящихся друг к другу. То же и в Украине. Я ведь всегда пропагандирую разведение чистопородных туркменских собак. Я даже прошу, чтобы не мешали таджикских собак с туркменскими – у нас и среди туркменских собак много типов, в если добавлять туда «таджиков», «узбеков» и пр., то может такое вылезти…!

В первый момент после выставки я думала: все, Россия закрыта для меня. Никогда больше сюда не поеду! Нет, приеду, если пригласят. Приеду! И буду популяризировать настоящую среднеазиатскую овчарку, что и делала ранее. А уважаемая публика, готовая послушать правду о наших собаках всегда найдется.

И.С.: Что бы могла пожелать людям, которые приходят на выставку, которые тоже относятся к этим собака с любовью. Может быть, с какой-то своей любовью, пусть они не все понимают или понимают, но… Людям, которые сами являются экспертами и, тем не менее, позволят себе всякие-разные хамские штучки. Людям, которые тоже популяризируют эту породу, но со своей точки зрения.

Ф.Б.: Что касается экспертизы. Эксперт – еще не значит профессионал, потому что и среди экспертов очень много дилетантов.
Мне, например, было очень приятно встретиться с Г. Киркицкой. Мы приехали к ней домой, она нас встретила. Мы пересмотрели с ней огромное количество фотографий. Она мне очень много информации дала по «кавказам» и я, наконец, поняла… А то ведь было много моментов, особенно вначале… Я вот в Киеве «кавказов» судила и поймала себя на мысли, что пытаюсь их на уровень «азиата» вытащить. Киркицкая мне объяснила вот эту разницу. И в то же время она много взяла и от меня. Во всяком случае, она мне так это сказала. И мы - два профессионала, общаясь в течение 30-40 минут, прекрасно друг друга поняли. Она поняла, что важно в азиатах, я – в кавказцах. Поэтому, те эксперты, кто не понимают, просто не хотят понять. Они создали себе умозрительный образ собаки и следуют ему. Но ведь нужно разводить собаку не ту, которая нравится мне или кому-то, а ту, которая соответствует стандарту. И еще, более чем стандарту – работе. Т.е. все объяснимо. Например, стою на выставке как зритель, рядом стоит эксперт, который говорит: «А мне нравится тонкая губка у сук». Мне как по голове ударили: «Ты же эксперт! Эксперт, который судит все породы, и такое говоришь»! И мне так стало страшно. Причем здесь то, что ТЕБЕ нравится тонкая губка? Может быть, ты вообще губы вырежешь, может быть тебе вообще с оскалом собака понравится? Но ведь губа очень важна при работе. Если это будет губа тоненькая, да еще свисающая вниз и, если эта собака начнет драться с волком (а у нас они дерутся с волками, с шакалами, с гиенами), то такая губа будет постоянно надеваться на клык. Такая собака не сможет работать. Делайте вывод, это не потому, что мне нравится толстая плотная губа. Просто именно такая необходима собаке. Почему я говорю, что большие раковины неудобны? Потому что, ветер, который перегоняет огромные барханы, обязательно надует песка в эти уши. Не нужно стричь и волосы на ушах – они тоже защищают собаку от того же песка. Почему у собаки должны быть маленькие глазки, а не на выкате? Опять же по причине необходимости. Мощная нижняя челюсть необходима при борьбе. Почему у этой собаки укороченная рысь? Эти собаки не носятся, как угорелые. Почему ей не нужны углы, как у немецкой овчарки? Потому что в стойке собака с такими углами не сможет работать, она будет постоянно садиться на зад. Почему собаке нужна короткая, крепкая поясница? Потому что собака с осиной талией не сможет во время поединка работать и трепать противника всем корпусом. Любая стать азиата имеет рациональное объяснение. Я говорю об этом уже в течение многих лет, но только немногие всерьез задумываются. Гораздо проще завести собаку курносую с вывороченными глазами налитыми кровью, отвисшими веками и громадными ушными раковинами и объяснять всем, что она замечательна, поскольку голова ее громадного объема. Так гораздо проще! Вы думаете, я сама до всего этого додумалась? Нет, нужно учиться. Учиться постоянно! Да, я читаю литературу, делаю какие-то выводы, но многое я узнаю от народа, от собаководов. Я часто езжу по отарам. И постоянно учусь. Почему у собаки должна быть глубокая грудная клетка, да еще и длинная. Да потому что в такой грудной клетке должно быть место для объемных легких, необходимых собаке для нормального дыхания во время боя. Или как собака делает хват? Если собака берет хват полной пастью, то ей часто бывает трудно дышать, поэтому многие собаки берут «на бок», т.е. одной стороной, а с противоположной открывают тот «карман», о котором я говорила выше и дышат. А представьте, если губа длинная и свисающая, то кармана нет и дышать становится гораздо труднее. Еще раз повторюсь: в этой собаке все функционально. Просто нужно, любя эту породу, подумать и осмыслить, зачем я развожу ее именно такой. А здесь же у вас все направлено на то, чтобы получить: первое место, CAC, CACIB, КЧК, чемпиона… вязки… и «бабки» И все. Так же нельзя относиться к этой собаке! Ну, подумайте, для чего она существует на этом свете! Не для того же, чтобы КЧК вам зарабатывать, а для работы! Я не говорю о боях,- даже для охраны двора нужна хорошая рабочая собака, гармонично сочетающая в себе психику и экстерьер.

И.С.: Насколько далеко разошлись наше представление об этой собаке и реальность в Туркмении? Т.е. насколько далеко поголовье наших собак отошло, так сказать, от первоначального?

Ф.Б.: Поголовье меняется очень быстро. Как у вас, так и у нас. И вот эти годы отчуждения, годы, когда Туркмения была закрыта, когда въезд был затруднен. А ведь раньше приезжало очень много экспедиций для изучения собак. Так вот за эти годы как у нас изменилось поголовье, так и у вас. Как-то раз на боях в 2005 или 2006 г. я смотрела поединки, и подходят двое мужчин – украинцы, работавшие у нас. Подходят и так тихонько спрашивают: «Скажите, пожалуйста, а какая это порода дерется»? Я говорю, что это среднеазиатская овчарка. «Ой, а у нас они другие»! Вот и все! Мы настолько разошлись, что находимся, чуть ли не на разных полюсах. Так что здесь судить выставки очень трудно. Я понимаю – ничто не стоит на месте. Мы не можем вам диктовать условия содержания, кормления… у вас нет овец, отар… им некого пасти. Хорошо, пусть они сторожат, ведь это прекрасные сторожа и охранники своей территории. Пусть. Мы и с этим согласны. Но всегда нужно помнить, что собака эта рабочая. А потом, как совместить ее рабочие качества с экстерьером. Не нарушать гармонии: психика – рабочие качества – экстерьер. Если не будете этого делать, то через 5-10 лет у нас будут совершенно разные собаки, которые будут регистрироваться… я даже не знаю, как кто.
И.С.: Настолько я знаю, у вас проходят иногда выставки. Н. Палий судил у вас, Зоран Бранкович. Нет ли мыслей у вас насчет того, чтобы Туркмения сама зарегистрировала свою породу и отделиться от того, что сейчас происходит в России?

Ф.Б.: Вполне возможно.

И.С.: Насколько это реально?

Ф.Б.: Я надеюсь на нового Президента.

И.С.: Т.е. мы можем остаться без поголовья туркменских собак. Вернее, ваши собаки не будут иметь к нашим среднеазиатским овчарка никакого отношения?

Ф.Б.: Мы думали об этом. У нас поднимался этот вопрос. И находились люди, которые брались в этом помочь, зарегистрировать. Но любовь к среднеазиатской овчарке мешает нам это сделать. Ведь многие ваши собаки имеют туркменские корни. И убирать их в никуда мне было бы очень неприятно. Мне, честно говоря, все еще хочется вразумить людей, разведенцев. Нужно отказаться от самолюбия и апломба, которые только вредят породе. Научиться считаться с чужим мнением. Ведь самое главное, это любовь к породе и желание поднять ее на высокий мировой уровень. К сожалению, многими руководит только желание продать. От этого все зло.

И.С.: На самом деле породу мы уже раскрутили. Вот только от того, что мы раскручивали ничего не осталось. Вопрос, какую породу мы раскрутили? Ведь она раскрутилась, благодаря энтузиастам, в том числе, вроде тебя, меня … Это самая популярная порода в России. И в Европе активно скупают азиатов и кавказцев, что не может не радовать. Но, с другой стороны, мы совсем ушли от породности… Вообще ушли от породности и ситуация тупиковая. Никто не видит продолжения. Когда этой породой особенно никто не интересовался и ей занимались совнархозы и отдельные энтузиасты, то была цель: представить ее людям. Эта цель достигнута. Но возникла подцель – деньги, которые мы можем получить благодаря этим собакам. А дальше-то что?

Ф.Б.: Деньги – да. Человек работает, и он должен получать. Но самым важным и главным должна оставаться собака. Я верю, что тупиковых ситуаций не бывает. Ведь вспомните, была ДОСААФовскя система, теперь ее ругают. Но классная же она была, она работала. Сколько проходило племенных смотров, смотров питомников. А как трудно было получить разрешение от инструктора или зоотехника на вязку той или иной собаки. Сейчас же как вяжут? Я хочу с этой. Идет и вяжет. А разве все люди знают генетику, методы разведения, сочетаемость кровей? Нет. Они и понятия не имеют, что такое, например, линейное разведение, инбридинг. Я имею в виду большинство. Понравилась собачка или стала она первой, тут же пишут адрес и … вперед вяжут всех сук подряд, подходят они или не подходят.

Я считаю, что только учеба и знания могут изменить ситуацию. Я давно говорила, начиная с Розы Олеговны, что нужны семинары. Но разве кто-то из московских судей снизойдет до того чтобы учиться у туркмена, узбека или таджика. Все же судьи, с которыми я разговаривала – «анатомисты!»: голова на месте, такие-то пропорции, плечо правильное… А дальше что в этой собаке? Она, может быть, и сложена, как азиат, но нет в ней ни одного породного признака.

Все же нужно проводить племенные смотры. И не формально, а серьезные смотры. Выводится собака, ее потомки – дети, внуки, правнуки. Чтобы можно было поглядеть и сравнить. А не так, как проводится у вас: эта лучше, эта хуже, а почему и как никто даже и не понял. А ведь, по сути, эксперт дает собаке право на разведение. Сейчас же так – записался на 3-4 выставки – готово, можно работать.

И.С.: Я тебя еще немного помучаю. Теперь по поводу собак Туркмении. Может быть,появились у вас собаки, на которых стоит обратить внимание. И ваши новые чемпионы – это будет интересно людям занимающимся боями.

Ф.Б.: К сожалению, около 3-4 лет назад у нас распался клуб, потому что при прошлом Президенте главными были песни и танцы. Собакам уделялось очень мало внимания и то, какого! Например, в «год собаки» вывели собак, или на сельскохозяйственных выставках – положили собаку, а рядом верблюд. Т.е. со стороны государства собакам уделяется очень мало внимания. Финансовое положение людей не настолько хорошо, чтобы позволить себе выращивать собак, ветеринарные службы на низком уровне, и собаки возвращаются к старинным методам разведения и содержания.

Про бои. Если быть откровенной (я выскажу свое личное мнение) - после Акгуша достойных собак я не видела. Даже Тохмета, который у нас тоже был у нас чемпионом, я не считаю собакой очень высокого уровня. Это достойная, экстерьерно очень красивая собака, но по манере боя это не супер собака. После этого у нас были: Гомурджа, Кёр Гаплан – это не крупные (не маленькие) собаки с превосходным характером, терпеливые, вязкие в бое, но по экстерьеру – очень низкого уровня. Затем был у нас Арвана (ярко-рыжий, 2005 г.) Его пытались вывезти в Казахстан, на чем «погорел» начальник нашего клуба. Так вот этот Арвана дрался превосходно, но породности был средней, да и про бои его не скажешь, что дрался он лучше, чем, например, Акгуш. А дальше – все хуже. Альберт, Карадаг, Бойнак претендовали на чемпионство. По одной версии в 2006 г. Альберт и Бойнак провели бой, в котором Бойнак заставил Альберта закричать во 2-ом или в 3-м раунде, сейчас я не помню точно. Но судья не засчитал это и победу Бойнаку не дал. А в 5-м раунде уже Альберт заставил кричать Бойнака. Бойнак – потомок Турана, привезенного с Украины Аней Бушняк. Бойнак красивый кобель – маленький, ладненький, красиво сложен, но у него рост малюсенький и вес всего 43 кг. Альберт выше, вес где-то под 60, но 5 раундов, тем не менее, с тем «малышом» возился. И манера боя у него не азиатская, а скорее напоминающая волка или немецкую овчарку. Т.е. налетел – порвал, налетел – порвал, куснул, отбежал, поджал хвост, вернулся, схватил за заднюю ногу, опять отбежал. Очень суетливый и грязно дерущийся кобель. Мне такая манера боя не нравится. Я объясняла молодым нашим ребятам, что азиат должен драться, как азиат, а это просто… уличная драка. Или Карадаг – тоже очень сильная собака, но очень суетливо дерется. Сейчас есть ряд кобелей, которые будут выяснять отношения чуть позже – 9 мая. Кто выиграет неизвестно, но особо выдающихся собак нет. Хотя практически у каждого дома есть собака. Судейство в последнее время стало «не очень», государство стало гонять с одного места на другое, а то и запрещать бои. В результате такая кашеобразность и возникла. Т.е. застой. Но при этом в каждом поселке, каждом дворе сидят великолепные собаки, которые ждут своего часа. Притравки все равно идут, но не на поле, а по договоренности. Друг с другом договариваются люди и пускают.

И.С.: Вы собираетесь еще выставку провести? И насколько это необходимо вообще?

Ф.Б.: Это необходимо. Но, к сожалению, у нас начальником клуба стал человек, который сейчас, по сути, не работает, а сидит под властью высоких чинов. Поэтому все заглохло. Но мы надеемся на деяния нового Президента. Это очень разумный человек.

И.С.: Спасибо большое

Ф.Б.: Не за что. Лишь бы пошло на пользу.